ЗАМЕТКИ К ИСТОРИИ УРЮПИНСКОЙ ЕПАРХИИ – ХХ век

Священник Евгений Агеев
ЗАМЕТКИ К ИСТОРИИ УРЮПИНСКОЙ ЕПАРХИИ – ХХ век
 
В начале ХХ века на территории Донской епархии продолжалось активное строительство храмов. В те годы в церковной архитектуре преобладал «русский» стиль, отличавшийся особой красотой, узорностью, использованием традиций древнерусского зодчества. Однако, если у храмов XVIII века в советское время был шанс сохраниться в качестве памятников архитектуры, то храмы ХХ века объявлялись не имеющими исторический ценности, поэтому они часто разрушались и перестраивались. Назовем только те немногие храмы, которые сохранились до наших дней: Михайло-Архангельская церковь в Рудне (1903) и Богоявленская церковь в станице Островской (1905).
Первые годы ХХ века отмечены в России японско-русской войной и революционными событиями. Для казаков, верой и правдой служивших России во всех войнах XIXвека, 1905 год явился испытанием на верность Отечеству. Нападение Японии на дальневосточные рубежи России вызвало патриотический подъем среди казаков, но многим было неясно, зачем воевать так далеко от родной земли. Очевидцы писали об удрученном настроении казаков, отправляемых на манчжурский фронт.
События революции 1905 года по-разному проявились в разных епархиях. В Саратовской губернии были отмечены крестьянские волнения, погромы помещичьих усадеб. Так, в Аткарском уезде среди других была разграблена усадьба известного краеведа А.Н.Минха, чье описание Царицынского и Камышинского уездов, созданное в начале ХХ века, отличается особой подробностью и достоверностью. Из архивных документов мы узнаем, что в слободе Каменный Брод крестьяне начали многолетнюю тяжбу со своим священником, отцом Павлом Победоносцевым за церковные покосы в пойме реки Иловли. А в области Войска Донского волнений не отмечено, казаки оставались оплотом царской власти, казачьи отряды поддерживали порядок в многих российских и польских городах, объятых студенческими и фабричными стачками.
Донскую архипастырскую кафедру в начале века занимали такие архиереи как:
·        архиепископ Афанасий (Пархомович, 1894-1908), перемещенный в Новочеркасск с Екатеринбургской кафедры, открыл отделение Императорского Православного Палестинского общества, в котором сам председательствовал;
·        архиепископ Владимир (Синьковский, 1908-1914), перед этим много потрудившийся в Алтайской и Киргизской миссиях. Перед приездом на Дон он управлял Владикавказской епархией, где открыл семинарию для осетин и множество школ для детей;
·        архиепископ Митрофан (Симашкевич, 1915-1925).
С начала 1917 года викарием Донской епархии с титулом «Усть-Медведицкий и Хоперский» стал преосвященный Модест (Никитин).
Первая мировая война прямо не затронула наших мест, но донские станицы и хутора опустели от мобилизации. Оставшиеся дома старики, жены и дети с трудом занимались прежними полевыми работами, посылали казакам в окопы теплые вещи, ждали их с фронта. В конце 1915 года, после отступления русских войск из Польши и Галиции, на Дон прибыло множество беженцев.
Несмотря на тяготы военных лет, в народе, особенно среди казаков, были сильны патриотические настроения. Особый подъем вызвал в народе полный запрет на продажу крепких спиртных напитков, введенный перед самым началом войны. Трезвость постепенно становилась нормой народной жизни, укреплялась нравственность, повышалось благосостояние земледельцев.
Отрешение от власти Императора Николая II весной 1917 года вызвало шок в русском народе, повлекло за собой разрушение государства и армии. Революция разделила русское общество, началась кровопролитная гражданская война. Донские земли явились одним из оплотов Белой армии, но поддержка белых не была единодушной. Руководители Белого движение были среди тех генералов, которые предали царя, свергли его с престола. Большинство из них – Алексеев, Деникин, Врангель и другие, были антимонархистами, в то время, как простой православный народ ждал возвращения царя. Тем не менее, большинство донских казаков поддерживало Белое движение. В мае 1918 года было основано независимое Всевеликое Войско Донское под руководством Краснова и Каледина, просуществовавшее два года. К концу 1918 года Донская армия временно установила контроль над всей территорией Области Войска Донского.
Разумеется, и православное духовенство на территории Донской епархии поддерживало белых. Так, архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан в мае 1919 года участвовал в работе Ставропольского церковного собора, где было образовано Временное Высшее Церковное Управление на Юго-Востоке России, и был избран его председателем.
В течение 1919 – 1920 годов донские хутора и станицы стали местом ожесточенных сражений, по многу раз переходя из рук белых в руки к красным и обратно. Часто за приходом красноармейцев следовали расстрелы, в первую очередь, священников. Точные цифры погибшего в гражданскую войну духовенства не поддаются учету, убийства происходили без суда и следствия. Так мы знаем о расстреле священников в станице Филоновской и хуторе Сасмоновском (ныне город Новоаннинский), когда в числе других погиб священник Павел Вилков. В слободе Арчедино-Чернушенской (ныне во Фроловском районе) бойцы большевистского отряда ЧОН зверски расправились с клириками Александро-Невской церкви священником Иларионом Каспиевым и диаконом Александром Астаховым.
Смутные годы гражданской войны в станице Урюпинской хорошо описаны в церковной летописи священником Петром Протопоповым, настоятелем Христорождественского храма. Приходской летописец оставил нам записи о сражениях, перестрелках на улицах, обысках и грабежах, отсутствии самого необходимого для жизни и богослужения, о страхе и смятении, в котором пребывали жители, не оставлявшие среди бедствий военных лет веры в Бога и надежды на его милость. Уникальный документ эпохи был опубликован в 2000 году волгоградским историком С.Н.Синельниковым (Журнал «Волга», №413, 2000 год).
Репрессии против донских казаков были санкционированы директивой ЦК партии большевиков в январе 1919 года. В хуторах и станицах красноармейскими отрядами проводились массовые расстрелы и реквизиции.
Еще в 1919 году Хоперский и Усть-Медведицкий округа были отделены от Области Войска Донского и включены в состав новообразованной Царицынской губернии. Тогда же святителем Тихоном была учреждена Царицынская епархия, первым епископом которой стал преосвященный Дамиан (Говоров, 1919-1936). Из-за боевых действий на фронтах Гражданской войны фактически до 1920 года духовенством в наших краях продолжал управлять донской архиепископ Митрофан, после 1920 года управление территориями, перешедшими в подчинение Царицынской губернии, из его рук принял викарий – преосвященный Модест, епископ Усть-Медведицкий и Хоперский.
Епископа Модеста (Никитина) можно считать первым епископом нашей епархии. Он родился в 1867 году в Воронеже, окончил Воронежскую духовную семинарию, а в 1903 году – Московскую духовную академию. В 1913 году он стал епископом Верейским. Он был настоятелем московского Покровского монастыря, заведующим Московскими пастырскими курсами, председателем Московского Миссионерского Общества и председателем Комитета по устройству лагерей для раненых. В начале 1917 года он назначается на викарную Усть-Медведицкую кафедру, на которой он пребывал все грозные годы гражданской войны. У него была сложная судьба – в 1922 году он уклонился в обновленческий раскол, в мае на церковном съезде в Царицыне он возглавил обновленческое епархиальное управление. Живоцерковниками он назначался на разные кафедры, в том числе Донскую, Пензенскую, в сане митрополита возводился на Саратовскую кафедру, принимал участие в лже-хиротонии вождя раскольников Александра Введенского в 1923 году. Впоследствии владыка Модест принес покаяние перед Священным Синодом в 1931 году, был принят в епископском сане и назначен на Уральскую кафедру. С 1933 года он – епископ Вяземский, викарий Смоленской епархии. С 1936 года — архиепископ Смоленский и Вяземский. В октябре 1937 года он арестован в Вязьме, а 2 декабря 1937 года расстрелян.
Обновленческий раскол, к сожалению, широко распространился в наших местах, чему способствовало отпадение в него архипастырей и слабая связь с московским центром церковной жизни. Сам донской архиепископ Митрофан (Симашкевич) уклонился в раскол, стал обновленцем и автор урюпинской летописи – протоиерей Петр Протопопов, обновленческим был и Покровский собор.
Северные районы нашей епархии – Жирновский, Еланский, Руднянский не сразу вошли в состав Царицынской губернии, они входили сначала в Саратовскую губернию, затем частично в Республику немцев Поволжья, частично – в Камышинский округ Нижне-Волжского края и окончательно оказались присоединенными к Сталинграду только к началу Великой Отечественной войны.
Расстрелы духовенства в годы гражданской войны стали преддверием массовых гонений на Церковь, начавшихся с установлением советской власти. Рассказ о 20 – 30-х годах ХХ века будет продолжен в следующих номерах нашей газеты.
С этого выпуска газеты мы начинаем публикацию списков репрессированных священников и монахов, составляемых в результате исследования архивных документов органов ОГПУ — НКВД. 

(218)

Перейти к верхней панели