ПРИХОДСКИЕ ЛЕТОПИСИ

Священник Евгений Агеев

ПРИХОДСКИЕ ЛЕТОПИСИ

 

На выставке, организованной в 2011 году в Волгоградском областном краеведческом музее к 20-летию образования Волгоградской епархии, был представлен экспонат, который на первый взгляд не привлекал большого внимания посетителей. Это была книга в коричневой картонной обложке, по толщине и формату напоминающая общую тетрадь или конторскую книгу. Пояснительная записка в витрине объясняла уникальность этого экспоната — это была приходская летопись Пантелеимоновского храма хутора Летовский станицы Кременской Глазуновского благочиния Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского.

В дореволюционное время приходскому летописанию уделялось большое значение. Каждый приход получал из епархиальной консистории через благочинного книгу для ведения приходской летописи. В предисловии книги разъяснялся порядок её ведения: в летопись должны были записываться все значительные приходские события, праздники, события из жизни духовенства и прихожан, выдающиеся природные явления, изменения погоды. Ответственность за ведение летописи возлагалась на настоятелей приходов, благочинные при посещениях храмах обязаны были проверять ведение приходского летописания.

Очевидно, приходские летописи велись в каждом приходе нашей области, но большинство их безвозвратно утеряно. После установления в наших местах советской власти в 1919 – 1920 годах, из церковных в государственные архивы были переданы, в основном, только приходские метрические книги, в которых велись записи о крещениях, браках и погребениях. Если приходские летописи и передавались на хранение, то большинство их погибло в дни Сталинградской битвы при попадании немецкой бомбы в здание областного архива. Сохранились несколько приходских летописей, которые во время Великой Отечественной войны хранились в архиве Урюпинского округа. Одна из них – летопись Христорождественского храма станицы Урюпинской, частично опубликована волгоградским историком С.Синельниковым в 2000 году[1]. Историка заинтересовало описание священником Петром Протопоповым грозного времени гражданской войны в станице Урюпинской.

Уникальность приходской летописи из хутора Летовский в том, что она сохранилась в архиве Управления Федеральной службы безопасности по Волгоградской области, будучи приобщена к следственному делу в качестве вещественного доказательства обвинения. Все сохранившиеся приходские летописи были прекращены ещё перед гражданской войной, кроме вышеупомянутой летописи из станицы Урюпинской, которую отец Пётр Протопопов вёл в течение 1918 – 1920 годов. Летовская летопись была продолжена в 1918 году и велась до осени 1929 года, когда арест священника прекратил летописание. Таким образом, она охватывает период с 1874 года до конца 1929 года – шестьдесят пять лет. Эти шесть с половиной десятилетий включили в себя и мирные годы, и войны: русско-японскую, Первую мировую, гражданскую, свержение законной государственной власти, установление советской власти, начало коллективизации – судьбоносные и роковые годы для нашей Родины. Это взгляд простых людей – сельских священников из степного казачьего хутора на великие исторические события, современниками которых им привелось быть.

Церковь во имя святого великомученика Пантелеимона в хуторе Летонский (или Летовский) была построена в 1874 году. Хутор отстоял от станицы Кременской на 15 вёрст, находился на другом берегу Дона, в песках. Сейчас он входит в состав Краснолиповского сельского поселения Фроловского района Волгоградской области. Фактически в хуторе остались одна-две семьи фермеров, только обширное кладбище с надгробными камнями говорит о том, что здесь был большой казачий хутор. Члены туристическо-краеведческого кружка при Воскресной школе города Фролово разыскали в песках белокаменный фундамент Пантелеимоновского храма. На месте алтаря установлен поклонный крест. Два раза в год – во время Троицкого крестного хода на Троицкой неделе и 9 августа, в день престольного праздника, сюда приезжают духовенство и прихожане фроловских приходов, с трудом пробираются через сыпучие пески, совершают молебное пение великомученику Пантелеимону и панихиду по усопшим строителям храма, жителям хутора, покоящимся на погосте.

Судя по обмерам фундамента, храм был средних размеров – 18 метров от входа до алтаря, девять метров в ширину, в плане крестовидный, деревянный. Из Государственного архива Ростовской области получены сведения о храме. В клире церкви состояли: священник, дьякон и псаломщик, получавшие доходов до 700 рублей в год и 60 пудов хлеба. При церкви были открыты приходское сельское училище и школа грамоты. К приходу Пантелеимоновской церкви относились хутора Головской, Шляховский, Кривский, Орловский и Скоровский. Из них сейчас существует только Шляховский.

Летопись велась священниками храма с 1896 года, когда приходу была выдана специальная книга, но ретроспективно она охватывает период с 1873 года – с начала постройки храма. Записи велись пятью священниками, которые служили в Пантелеимоновском храме:

С 1874 года (с основания храма) до кончины в 1906 году – священником Василием Поповым;

С 1906 по 1908 год – священником Иоилем Федоровым;

С 1908 по 1913 год – священником Александром Андреевым;

С 1913 по 1915 год – священником Михаилом Сахаровым.

С 1915 года записи прерываются, и продолжаются в 1918 году священником Феоктистом Маланьиным, который ведёт их до 1920 года.

С 1920 года до своего ареста в октябре 1929 года летопись ведёт священник Адам Чечко.

Последний автор летописи достаточно откровенно заносил в неё свои наблюдения и размышления об окружающих событиях. Заключительная часть летописи густо исчерчена карандашами следователей ОГПУ, отмечавших в ней наиболее «контрреволюционные» и «антисоветские» места. Следственное дело, к которому была приобщена приходская летопись, чтобы сохраниться на восемьдесят лет и принести нам свидетельства о времени и людях, велось на протяжении пяти месяцев сталинградскими чекистами.

В 1929 году в стране началась принудительная коллективизация крестьянских хозяйств. На Дону она сопровождалась активным противодействием казаков, с которыми советская власть расправлялась решительно. В конце октября 1929 года в нескольких хуторах западной части Фроловского района и в самом райцентре – хуторе Фролово, было арестовано 42 человека, которых власти считали главной помехой организации колхозов. Среди них оказалось почти всё духовенство Рождество-Богородицкого храма хутора Фролово: благочинный протоиерей Николай Сахаров, протоиерей Михаил Сперанский, диакон Пётр Дмитриев, настоятель Пантелеимоновского храма хутора Летовский протоиерей Адам Чечко, церковные старосты, зажиточные казаки, воевавшие в гражданскую на стороне белых. Следствием было сфабриковано обвинение в создании контрреволюционной организации, в подготовке вооружённого восстания с целью свержения советской власти на территории Фроловского района. Главой восстания был объявлен летовский священник отец Адам Чечко, так как он был беженцем из Польши, а, значит, мог иметь связи с белополяками. Кроме того, при обыске у него изъяли приходскую летопись, в которой он явно высказывал своё недовольство советской властью и её мероприятиями. Других вещественных доказательств не было найдено, да это было и не нужно следствию. В июне 1930 года по приговору «тройки» были расстреляны: летописатель священник Адам Чечко, диакон Пётр Дмитриев, который был офицером в Белой армии, фроловчане Пётр Антонович Гребнёв, Иван Матвеевич Ханов и Иван Яковлевич Паршиков. Остальные были приговорены к различным срокам лагерей. Дело коллективизации могло продолжаться на донской земле без помех – навстречу голоду, разрухе, опустению станиц и хуторов.

Фроловский приход храма Рождества Богородицы запросил в архиве УФСБ копию приходской летописи[2], которая и была нам предоставлена после окончания выставки в краеведческом музее. Летопись расшифрована и готовится к публикации Государственным архивом Волгоградской области в составе сборника, посвящённого приходскому летописанию в Донском крае.

Очень увлекательно с душевным трепетом и замиранием сердца разбирать старинный почерк, выцветшие строчки летописи. Они повествуют о жизни наших предков казаков, об их усердии к строительству и украшению небольшого храма в своём родном хуторе. За первые тридцать лет на обустройство храма было пожертвовано ими 12 тысяч рублей – значительная сумма для конца XIX века. Страницы летописи рассказывают нам о проводах казаков на войны, о приходских праздниках, тревогах за урожай, многолюдных крестных ходах по полям. Летопись свидетельствует о процветании хутора до революции и о разрушении жизни в годы смуты и усобиц. Боль и горечь явно ощущаются в скупых описаниях грозных лет, поборов и реквизиций, мора и голода. Летописец повествует нам о недоумении простых казаков в годы перемен, об их усердном обращении к вере в годы испытаний, о насильственном разрушении векового уклада жизни.

Надеемся, что Летовская летопись, как и летописи других хуторов и станиц нашей епархии будут вскоре полностью опубликованы и послужат нам, потомкам, к назиданию, побудят нас к изучению уроков истории.

Для справки — в Государственном архиве Волгоградской области сохранились и готовятся к публикации (в скобках указаны годы) летописи:

Свято–Духовской церкви хутора Верхне–Соина Хопёрского округа (1895 — 1917 гг.);

Церкви Сошествия Святого Духа станицы Луковской Хопёрского округа (1902 — 1915 гг.);

Тихоновской церкви хутора Беспалова станицы Михайловской Хопёрского округа (1896 — 1915 гг.);

Ильинской церкви хутора Россошинского станицы Луковской Хопёрского округа (1911 — 1917 гг.);

Христо–Рождественской церкви станицы Скуришенской (1896 — 1916 гг.);

Кресто–Воздвиженской церкви станицы Глазуновской Усть–Медведицкого округа (1867 — 1913 гг.);

Покровской церкви слободы Даниловской Усть–Медведицкого округа (1896 — 1908 гг.);

Петро–Павловской церкви хутора Подпешенского станицы Клетской Усть–Медведицкого округа (1880 — 1918 гг.);

Преображенской церкви хутора Остроуховского Слащевской волости Усть–Медведицкого округа (1897 г.);

Вознесенского собора станицы Урюпинской Хопёрского округа (1896 — 1916 гг.).



[1] Синельников С.П. Смутное время 1913-1920 гг. глазами священника // «Волга», № 413, 2000 г.

[2] Архив УФСБ ВО, Ф.6, Д. 18632-пф

(680)

Перейти к верхней панели